mea_ork: (Default)
Иванов боялся спать. Ему казалось, что пока сам он лежит без сознания, тело его истончается, становится прозрачным и исчезает в каких-то отдалённых мирах. Сколько его ни убеждали, что это всё глупости, Иванов не верил. Он переживал и не высыпался. Так было до тех пор, пока Иванов не догадался нанять сиделку.
Теперь по вечерам, когда Иванов укладывался, рядом с его кроватью садилась неутомимая сиделка и внимательно следила, чтобы с телом Иванова ничего такого не случилось. Под её грозным немигающим взглядом потусторонние миры не отважились бы и близко подойти к Иванову.
Иванов теперь высыпался, становился всё румяней и веселее, тело его наливалось реальностью. Неудивительно, что однажды ночью что-то щёлкнуло, треснуло, звякнуло, и всё потустроннее с жалобным всхлипом убралось навсегда.
Сиделка посмотрела на Иванова своими круглыми глазами, расправила крылья, подхватила тушку Иванова и унесла к себе в дупло.
mea_ork: (Default)
Дождя не было уже месяц, поэтому, когда на небе собрались тучи, Иванов радостно выбежал на улицу и хотел встать под дождь. Но высокий сосед поднял на вытянутых руках тазик и собирал в него дождевую воду, которая должна была упасть на Иванова.
Иванов отошёл на шаг влево. А там уже был другой сосед - низкий, зато на ходулях. Он ловко орудовал ведром и собирал в него всю воду, предназначавшуюся Иванову.
И так всё время - куда бы Иванов не перешёл, там уже был вредный сосед с какой-нибудь ёмкостью. Иванов подпрыгнет - сосед прыгает с пружинами на ногах, Иванов встанет на цыпочки - сосед взберётся на стремянку. Кто из охочих до воды соседей на дерево вскарабкается, кто на воздушных шарах взлетит, кто просто левитирует Иванову назло. Так ни одной капли на Иванова и не упало.
Тогда Иванов развернулся и ушёл в дом злиться.
Дождь шёл всю ночь и был так силён, что к утру протекла крыша. Вы бы слышали, как Иванов ругался.
mea_ork: (Default)
Как всякий атеист, Иванов считал, что раз бога нет, значит всё позволено. Например, назваться богом самому.
Карьера божества Иванова прельщала. Он хотел быть богом мудрым, справедливым и загадочным. Его тешила мысль о золотых статуях и иконах, приятно щекотали воображение будущие монастыри, полные монашек. Жертвоприношения Иванов хотел принимать прямо на банковский счёт, хотя был готов и к наличным. Только непонятно было, как назвать религию - ивановизмом или ивановославием.
Иванов нанял рекламщиков и теологов, начал строительство храма и открыл страницы в социальных сетях. Вскоре появились первые верующие, за ними - секты.
Сперва религия была не самым приятным занятием. Другие атеисты смотрели на Иванова косо и нехорошо перешёптывались за его спиной. Появились какие-то неприятные типы, утверждающие, что каждый порядочный бог должен принести себя себе в жертву, а после воскреснуть. Но качественная реклама и проповеди в прайм-тайм исправили дело.
Скоро Иванов стал весьма успешным богом. Иерархи церкви просили у него аудиенции, больные и немощные занимали очередь, чтобы к нему прикоснуться, фанатики ставили палатки у него во дворе. Слава и богатство росли, обгоняя друг друга.
Иванов оставил религию. Живёт он довольно уединённо, обычно отказывается от чтения лекций и выступлений на телевидении. На вопрос, почему он больше не называет себя богом, Иванов отвечает, что к нему лично приходил “тот самый Бог” и очень просил не составлять конкуренцию.
mea_ork: (Default)
Мебели в квартире у Иванова было много, места мало, а сам Иванов был ленив. Уборка была для него мукой. Веник и швабру он считал орудиями пытки. Пыль, собирающаяся на коврах, скапливающаяся на безделушках, проникающая во все щели, была для Иванова неодолимым врагом. Пылью было покрыто и большое зеркало, в котором Иванов силился рассмотреть печальное своё жилище.
Как-то раз, в приступе бодрости, Иванов взял в руки тряпку и вытер с зеркала пыль. Вгляделся в него, и отражённая комната показалась не такой уж и пыльной, даже, скорее, чистой, чуть ли не опрятной. Осмотрелся вокруг - всё та же пыль, паутина, крошки, мусор. И снова в зеркало - чистота и благодать.
С тех пор пошло у Иванова другое житьё - чистолюбивое и аккуратное. Захочется ему порядка - подходит к зеркалу, берётся за тряпку. Потом Иванову и другие усовершенствования в голову пришли. Рассовал в зеркале мебель по углам, а часть и вовсе спрятал за рамой. В отражении громоздкие диваны и комоды оказались лёгкими, послушными. Покрасил стены, выдавив на стекло тюбик краски и поводив туда-сюда кистью с пяток минут. Выкинул ковры.
Ах, какие планы были у Иванова! Приподнять в зеркале потолок, пробить ещё одно окно, соорудить камин из жестяной банки и коробка спичек. И главное, убрать из зеркала тамошнего Иванова, который занимал чересчур много места и пользы не приносил никакой. Жаль, не успел: как-то ночью зеркальный Иванов изъял Иванова тутошнего и зажил припеваючи на двойной жилплощади.
mea_ork: (mtlori)
Король пауков сидит на виду. Остальные пауки разбрелись по дому, расселись по углам, бродят по стенам и потолку.
Король пауков не плетёт паутину. Нет времени. Или не умеет. Нет, умеет, просто не королевское это дело. Пусть подданные плетут.
Король весь в делах – дёргает за невидимые нити. Незаметно. Даже его близкие ничего не видят. Даже люди.
Королю порой хочется выбраться на прогулку. Заглянуть на кухню – вдруг там есть мухи, давно он их не видал. Посетить детский сад в ванной, рассказать паучатам пару поучительных историй.
Нету времени. В соседних державах разруха. Ослы грустят; лемуры выискивают, куда бы удрать; зебры постоянно заканчиваются.
А в паучьем королевстве всё хорошо. Пауки толстеют, паутина крепчает. Люди не обижают. Всё идёт своим чередом, как бы само собой.
Некоторые, наверно, считают, что король тут ни при чём.
Обидно.
Похоже, и подданные совсем забыли о своём короле. А то и вовсе не догадываются о его существовании.
Король бы отрёкся от престола. Ушёл в монастырь. Или ещё куда-нибудь.
Он останется.
Он знает: паукам нужен король.
mea_ork: (косы)
Память.
Иванов расписался за посылку, поблагодарил и закрыл за курьером дверь. Следуя инструкции, он вооружился граблями и сачком и распаковал коробку. Внутри лежал большой клубок воспоминаний. Иванов протянул к ним руку, и маленькие мемозмейки бросились врассыпную. Впрочем, быстроты им явно не хватало – Иванов с лёгкостью отлавливал их сачком. После он сортировал их, связывал хвостиками и развешивал на соответствующие крючочки: школа, работа, отдых… Занятие было увлекательное и Иванов ни капли не жалел о потраченных, довольно немалых, деньгах.
Всё шло хорошо, пока одна особенно яркая розовая змейка не напомнила Иванову, что его воспоминания должны были быть синими. Иванов смутился и выпустил змейку, которая юркнула под шкаф. Иванов стал приглядываться к воспоминаниям внимательней, и смятение его всё увеличивалось. Работал он, вроде бы, в разных местах одновременно. В одно и то же время жил в разных городах и даже странах. Был примерным семьянином и закоренелым холостяком. Да и, похоже, он был вовсе не Иванов, а Сидорова.
«Боже, - думал Иванов. – И зачем я только связался с этим магазином? Говорила же мне мама: не веди дел с цыганами. Тот шпион, который под видом водопроводчика принёс этот ящик, сразу показался мне подозрительным. Я так и знала, что они все против меня!»
Змейки беспрепятственно расползались по дому, прятались в шкафах, устраивали себе гнёзда в креслах и на диванах, плюхались в аквариум, выглядывали в окна. Никто не ловил их, не сгребал граблями, не накрывал сачком. Иванов сидел в углу и плакал.
Через несколько дней обеспокоенные соседи вызвали скорую. Санитары увезли рыдающую Сидорову, а в квартиру пришли люди в костюмах химзащиты и опрыскали её амнезином.
mea_ork: (косы)
Сюрприз

Иванов очень любил происшествия и неожиданности. Но, увы, вокруг ничего не происходило. Тщетно Иванов по пять раз на дню выбегал посмотреть на небо: почтовые голуби упорно не прилетали; ни вражеские, ни дружеские парашютисты не сыпались с туч; летающие тарелки отсиживались в своём космосе. Иванов не отчаивался. Он просто смотрел в небо чаще, чтобы ничего не пропустить. Не помогало. Где же вы, дожди грибные, рыбные, лягушачьи? Почему не упадёт кусок зелёного сыра с луны? Не спустится за ним лунный человек? Иванов непрерывно смотрел вверх, протирал запотевшие очки, бинокль и телескоп; его затёкшие мышцы ныли. Ну пусть бы само небо упало! Хоть что-то новое.
Даром маленькие волшебные ящерки тянули Иванова за штанину, впустую сигналили ему игрушечные пожарные машины, напрасно гномы подпрыгивали и махали руками – Иванов не смотрел на них, не видел.
А когда Иванов умер, то попал в ад – за грех верхоглядства.
mea_ork: (косы)
Иванов во сне сражался с драконом. Трёхголовый монстр плевался огнём и был близок к победе. Иванов бегал туда-сюда в поисках укрытия от искр. Вдруг под руку ему попался кусок мягкой брони. Иванов ухватился и за уголок втащил в сон подушку. Надёжно укрытый за ней, Иванов ловко зарубил дракона и проснулся довольный.
Назавтра Иванов затащил в сон тапочки и пижаму. Там они превратились в скафандр, и Иванов смог покорить океанские глубины. Следующей ночью настольная лампа позволила ему исследовать космос.
Жизнь Иванова в сновидениях налаживалась. Всё больше предметов перекочёвывало из реальности в сон. Сперва туда отправились книги (наяву не было времени их читать), потом стулья и стаканы (друзья теперь приходили к Иванову только во сне).
У кровати Иванов оставил коробки с вещами и потихоньку переносил их в сон. Но однажды неосторожно взял туда будильник и за остальным уже не вернулся.

P.S. Малдер, не принимай на свой счёт. Хотя, если понравится...
mea_ork: (mtlori)
Следы на песке

Иванов брёл по пустыне, оставляя на песке цепочку следов. Вскоре за ним увязалась стайка шакальцев-следоедов. Шакальцы были голодны; по двое, по трое они окружали каждый след Иванова и в мгновение ока поедали. Цепочка следов всё укорачивалась. После каждого шага человека шакальцы набрасывались на свежий след, рыча и отпихивая друг друга. Длинными хвостами жадные звери заметали отпечатки собственных лап.
Иванову было жалко поедаемых следов. Он пытался отогнать хищников, кричал на них и махал руками. Безуспешно. Мохнатые большеухие тварюшки отбегали на несколько шагов, но, стоило Иванову повернуться, возвращались.
Иванов решил, что больше не сделает ни шагу, и остановился. Стайка сразу же окружила его. Шакальцы подпихивали Иванова мордами, тянули зубами за штанину, понуждая идти дальше. От их умных взглядов Иванову было не по себе.
Наступила ночь. Иванову долго не давал уснуть тонкий вой шакальцев. Человек ворочался на песке, вокруг него шныряли шакальцы, принюхивались, задевая его усатыми мордочками.
Восходящее солнце осветило пустыню, безжизненную и безлюдную. От Иванова не осталось и следа.
mea_ork: (Default)
Сперва бумажками заменили заборы. На месте снесённой ограды просто клали записку со словами «тут забор», иногда ещё указывали его высоту, из чего он сделан и что разделяет. Заборы, в принципе, были не нужны, и только ностальгирующие старички приходили их читать.
Read more... )
mea_ork: (Default)
Три королевства

В Скользком королевстве люди при ходьбе не смотрят по сторонам, ступают аккуратно. Но всё равно падают, как костяшки домино, пытаются удержаться друг за друга, барахтаются вповалку. Машин нет – во избежание несчастных случаев. А все дома скользят куда-то потихоньку, и жители Скользкого королевства боятся, что проснутся однажды неизвестно где.
В Низком королевстве люди предпочитают лежать и потому много спят. Вставая утром, надевают каски, чтобы ненароком не ушибиться о небо, выгуливают неизбежных такс и ходят возлагать цветы к памятнику Атланту. Там они стоят часами и вздыхают. Тем не менее, жители Низкого королевства боятся, что королевство станет выше, и они больше не смогут притрагиваться к звёздам и луне.
В Холмистом королевстве люди редко ездят в гости – их укачивает. Трамваи скачут с горки на горку, страшно разболтаны, дребезжат и портят всем настроение. Люди сидят каждый на своём холме и смотрят друг на друга волками. Жители Холмистого королевства боятся, что трамваи окончательно развалятся, общение в стране прекратится и всем станет совсем скучно.
Жители каждой из трёх соседних стран считают два других королевства забавными и экзотичными, любят ездить туда в гости и там совсем ничего не боятся.
mea_ork: (blue rat)
Написал рассказик на конкурс.

Стена
Когда второй храм схлопнулся, Тит и его солдаты очень испугались, но потом решили говорить всем, будто они сами его разрушили. А люди, которые были в храме, растерялись. Восточная стена соединилась с западной настолько быстро, что никто не успел выбраться из храма. Так с тех пор и живут в стене. Жить внутри довольно скучно. Развлекают только записки, которые кто-то снаружи вкладывает в щели стены. Население храма дружно читает эти послания, обсуждает, даже пытается отвечать – тоже пишет записочки и всовывает в щели изнутри. Увы, переписку с внешним миром наладить не удаётся. Есть от чего приуныть. Но все верят, что недалёк тот день, когда стена начнёт сужаться и свернётся в узкий обелиск. Тот, в свою очередь, через две тысячи лет сожмётся в маленький куб. И тогда, говорят, в Иерусалим придёт Бог. Он положит храм-кубик в карман и уйдёт в лучшие места, и всем будет хорошо.
mea_ork: (sova)
Комитет

Поскольку скорое наступление конца света не вызывало сомнения, был назначен специальный комитет по подготовке к нему. В состав комитета вошли главы Академий наук США, Китая и России, генеральный секретарь ООН, глава Нобелевского комитета и директор БиБиСи. Папа Римский и Далай Лама были приглашены консультантами. Члены комитета развили кипучую деятельность. Изучили соответствующую литературу и мировой опыт, организовали исследовательские и прогностические подкомитеты, устроили небольшие экспериментальные апокалипсисы на местах, внесли рекомендации по изменению школьных программ. Их регулярно издаваемые бодрые и доходчивые отчеты повышали всеобщую эсхатологическую грамотность, улучшали литературный вкус граждан и позволяли человечеству не унывать. Время летело вперёд, люди смотрели в будущее с мужеством и осведомлённостью. Когда конец света пришёл, его сочли недостаточно убедительным и даже непрофессиональным, а потому отвергли. Удовлетворительного конца света ждут по сей день.
mea_ork: (косы)
Любопытство

И когда ты наконец достроишь свой мир, сложив его аккуратно, кубик к кубику, внизу – самый широкий ряд, потом поуже, поуже, а наверху – звёздочка, в этой вселенной обязательно найдётся идиот, который захочет вытянуть кубик из основания. Не слушая ничьих увещеваний и предупреждений, он поднатужится и дёрнет. Пока население мира будет разбегаться от грохочущих кувыркающихся кубиков, ты будешь бодро слать с небес проклятия непокорным, втайне довольный и успокоенный. Ведь тебе так хотелось самому вытащить этот кубик и посмотреть, что случится.
mea_ork: (Default)
Шутник

Иванова очень долго не могли казнить – всякий раз он вышучивал палачей. Находил что-нибудь смешное в их внешности, манерах или в том, как они произносили: «Пожалуйста, положите голову сюда». Палачи обижались, нервничали, отказывались работать в таких условиях. Даже просто назначить казнь становилось всё сложней, так как дурная слава Иванова распугивала потенциальных исполнителей.
Так Иванов стал совсем стареньким, и наверху даже подумывали о том, чтобы вовсе отменить казнь. Но как-то раз очередной палач оказался изрядным остряком, стал парировать шутки, отвечал остротой на остроту, и вообще, был до того забавен, что Иванов умер от смеха.
mea_ork: (mtlori)
Шоколад

Я равномерно покрыл себя шоколадом и дал ему затвердеть. После чего выдолбил себя изнутри. Получилось очень неплохо. Просторно, сладко. Я долго ходил внутри себя и осматривался. А после и вовсе начал бегать и скакать – такое веселье накатило. Набегался, устал, проголодался. Да и в животе совсем пусто. Стал потихоньку слизывать шоколад со стенок.
Стенки уже совсем тонкие, даже просвечивают. Не знаю, что будет, когда я слижу весь шоколад, но думать об этом несколько неуютно.
mea_ork: (косы)
Жертвоприношение

Понедельник. Я уверен, что за мной следят. Чувствую чьё-то присутствие в своём доме. Хотел бы я знать, чьё.

Вторник. У меня подозрение, что кто-то живёт в шкафу. Я пытался застать их врасплох, открывал шкаф внезапно. Даже неожиданно прибегал из другой комнаты. Внутри никого не оказывалось.

Среда. Теперь я знаю: в шкафу живут духи. Они обратились ко мне вчера, когда я выбирал галстук. Посоветовали надеть более тёмный. Что делать? Пришлось надеть.
Read more... )
mea_ork: (Default)
Побороть страх

Он рассудил, что добьётся большего, не нападая открыто. Поэтому вначале он просто ходил за Ивановым по пятам, прячась за угол или за дерево, если тот оборачивался. Уже тогда Иванов начал испытывать смутное беспокойство. Потом нервничал всё больше и больше, а он, осмелев, уже держался прямо за жертвой, чуть не наступая Иванову на пятки. Наконец он переселился на плечи Иванова. Краем глаза несчастный порой замечал сидящего на его плече и испуганно озирался. Он же в это время перепрыгивал на другое плечо.
Иногда проскакивая быстро, иногда на мгновение застывая, он вертел Ивановым, как хотел. Но однажды замешкался на целую секунду и позволил себя рассмотреть. Иванов разгадал его тактику и нашёл способ справиться с ним. Теперь Иванов смотрит в зеркало на свои плечи. Непрерывно, боясь даже на секунду выпустить зеркало из рук.
mea_ork: (Default)
Дом

Когда он вырос, родители решили, что ему нужен собственный дом. Так как они не хотели отпускать его далеко, дом построили внутри своего собственного, посреди зала. Но мамины кошки взбунтовались, они привыкли ходить через зал напрямик. Да и снующие по дому почтальоны не давали сосредоточиться. Дом разобрали.
Мама нашла решение в журнале: там был напечатан план-развёртка дома. Три комнаты, садик. Мама аккуратно вырезала дом, положила в кабинете на стол, и он там поселился. Всё было хорошо, пока отец, который любил пить кофе в кабинете, не посадил на дом несколько пятен. Пришлось выбросить.
Было ещё нескольких неудачных идей. Жить в ящике стола оказалось неудобно, потому что в нём постоянно шарили в поисках каких-то бумажек; карточный домик разваливался от любого сквозняка; пряничный домик, не удержавшись, он съел сам. В конце концов он нашёл выход: решил построить дом из слов.
Фундамент получился практически сразу. Стены он сначала наговаривал по одному кирпичу, но потом наловчился и создавал их очень быстро, гладкие и ровные. Перекрытия несколько раз рушились из-за неправильно построенных фраз, но уроки риторики решили эту проблему.
Дом был уже почти готов. Оттачивая стиль, он довёл отделку до совершенства. Но всё никак не мог выдумать крышу, которая бы его устроила. И по сей день он не нашёл достойного завершения и регулярно простужается во время дождей.
mea_ork: (Default)
Три барышни.

Жили-были три барышни. Только они все умерли.
Первая барышня жила в мире, который постоянно расширялся и растягивался. Поставишь на ночь тапочки возле кровати, проснёшься – а они уже за пять шагов. Пойдёшь погулять – возвращаешься вдвое дольше, чем шла туда. Рассчитаешь количество конфет на дорогу – непременно бери втрое больше. А ещё в таком мире очень легко затеряться. Барышня умерла от беспокойства.
Вторая барышня жила в мире, который всё время сужался. Хочешь пойти в магазин за игрушками – подожди, завтра будет идти вдвое ближе. Разбросаешь вещи по комнате – не торопись собирать, скоро они сами к ящику сползутся. Конфеты всегда под рукой. Только надо дождаться, пока на них фантики съёжатся… Барышня умерла от лени.
А третья барышня жила в мире, который не увеличивался и не уменьшался. Она умерла от скуки.
Page generated Jul. 26th, 2017 10:39 am
Powered by Dreamwidth Studios